Image Description
Дух человеческий вперед
«Пока человеческое ухо слышит удары волн в открытом море, пока глаз человеческий видит сполохи северного сияния над безмолвными снежными просторами, пока мысль человеческая устремляется к далеким светилам безбрежной вселенной — до тех пор мечта о неизведанном будет увлекать за собой дух человеческий вперед и ввысь»

Фритьоф Нансен

Оснащение санного похода через Гренландию

Бюджет похода через Гренландию был очень скромным, при этом Фритьоф Нансен особое внимание уделил снаряжению и научному оборудованию, большую часть которого сконструировал и испытал лично. Нарты, сделанные из ясеневой древесины и бамбука, были рассчитаны на то, чтобы их тянул один человек.

Помимо беговых лыж каждый участник экспедиции имел индейские (канадские) и норвежские лыжи-ракетки для передвижения по рыхлому снегу.

Люди ночевали в трёхместных спальных мешках из оленьих шкур. Норвежцы были одеты в вязаные шерстяные лыжные костюмы и куртки с капюшонами. Саамы носили одежду из оленьих шкур, на ногах у них были каньги из оленьей шкуры, набитые сухой травой. Для защиты от снежной слепоты люди надевали деревянные очки.

Деревянные очки с прорезями для глаз
Деревянные очки с прорезями для глаз
Саамская обувь – каньги
Саамская обувь – каньги
Нарты
Нарты

Маршрут Фритьофа Нансена через Гренландию. 1888 год

Маршрут Фритьофа Нансена через Гренландию. 1888 год

Синий пунктир — маршрут корабля «Язон» из Исландии до фьорда Сермиликк (совр. Сермилигаак) 4–17 июня 1888 года.

Непрерывная синяя линия — маршрут Нансена и его спутников, пытающихся добраться до берега в двух небольших лодках, 17–29 июня 1888 года.

Красная линия — планируемое путешествие от фьорда Сермиликк на северо-запад к Кристиансхобу (совр. Касигианнгуит).

Зеленая линия — фактическое путешествие Нансена через Гренландию от фьорда Умивик к Готхобу (совр. Нуук) 15 августа — 3 октября 1888 года.

На лыжах через Гренландию

На лыжах через Гренландию

Впервые замысел пересечь ледниковый покров Гренландии зародился у Нансена летом 1882 года на борту тюленебойного судна «Викинг».

В ноябре 1887 года Нансен решил поехать в Стокгольм, чтобы ознакомить со своим планом Норденшельда. На этой встрече присутствовал профессор стокгольмской Высшей школы Брёггер, составивший поначалу негативное впечатление о путешественнике. «Каков он из себя?» — спросил Брёггер несколько раздраженно. «Долговязый и светловолосый. Без пальто». — «Ага, значит, еще один норвежский моряк, который хочет выпросить себе пальто!»

Экспедиция отправилась в путь 2 мая 1888 года. Нансен вместе с пятью товарищами через Данию, Шотландию и Исландию добрался до восточного побережья Гренландии.

17 июля произошла высадка на плавучие льды в 20 км от побережья. Ценой огромных усилий группа на лодках прошла сквозь плавучие льды и 17 августа достигла побережья.

5 сентября путешественники добрались до наибольшей высоты на ледяном покрове (2716 метров над уровнем моря). Первоначально поход намечался от фьорда Аммассалик, но фактически экспедиция стартовала южнее, из Умивик-фьорда. Дальше двигались на лыжах через неизвестную территорию; тягловой силой служили сами люди (на каждого приходилось более 100 кг груза. Морозы достигали −40 °C, шерстяная одежда плохо защищала от холода, а в рационе почти не оказалось жиров.

24 сентября путники достигли западного края материкового льда.

3 октября 1888 года экспедиция достигла селения Готхоб на западном берегу Гренландии, совершив первый переход через льды крупнейшего острова на дистанцию около 470 км.

Последнего парохода в Европу путники уже не застали и поэтому были вынуждены остаться в Готхобе на зимовку. Только в конце мая 1889 года полярные путешественники вернулись в Норвегию.

Научные результаты гренландской экспедиции относятся главным образом к области физической географии. Наблюдения были обработаны знаменитым норвежским метеорологом Г. Моном в сотрудничестве с Нансеном.

Особенное значение имеют наблюдения Нансена за ледяным покровом Гренландии. Вопреки предположению некоторых ученых (в том числе и Норденшельда), этот покров оказался сплошным. На основании косвенных указаний Мон оценил толщину ледяного покрова Гренландии в 2000 метров, что хорошо совпадает с непосредственными измерениями толщины льда, выполненными сейсмометрическим методом экспедицией Вегенера в 1930 году.

Очень интересными оказались также метеорологические наблюдения нансеновской экспедиции. На основании этих наблюдений Мон определил среднюю годовую температуру воздуха на ледяном покрове Гренландии (на высоте 2000 метров) в —25°. На «полюсе холода», в Верхоянске, эта температура равна —16°. В зимнее время температура воздуха в центральной части Гренландии, по расчетам Мона, должна падать до —65 или —70°. Действительно, экспедиция Вегенера отметила здесь минимум температуры
 —65°. Таким образом, экспедиция Нансена открыла второй «полюс холода» северного полушария, лежащий в центральной Гренландии.

Свое вынужденное пребывание в Готхобе Нансен использовал для изучения эскимосов и их быта.
За гренландскую экспедицию Нансен удостоился двух высоких наград. Шведское общество антропологии и географии вручило ему медаль «Веги» (в 1889 году), а Королевское географическое общество в Лондоне — медаль Виктории (в 1891 году). Обе эти медали присуждаются только в редких случаях.

«Я смотрел на него во все глаза: невыразимо уверенный и внушающий доверие взгляд и добрая улыбка на резко очерченном мужественном лице. По мере же того, как он говорил, — несмотря на то что обращение его оставалось таким же простым и, пожалуй, даже показывало, что он несколько стесняется, — он как бы вырастал в моих глазах. Самый план его — пройти на лыжах от восточного берега до западного, показавшийся мне сначала ни с чем несообразной выдумкой, стал во время беседы казаться мне наиестественнейшим делом в свете. Мало того: я вдруг проникся непоколебимой уверенностью: да, конечно, он пройдет! Это так же верно, как то, что мы сейчас сидим и беседуем с ним!»

Так рассказывал В. К. Брёггер о своей первой встрече с Нансеном во время беседы о лыжном переходе через Гренландию.

«Фрам». Рекорды

«Фрам» — первый корабль, проникший в глубоководную часть Северного Ледовитого океана, — совершил после Нансена ещё два замечательных плавания.

В 1898–1902 годах на «Фраме» работала экспедиция Отто Свердрупа в Канадском Арктическом архипелаге.

В 1910–1912 годах на этом же судне Руал Амундсен совершил плавание в Антарктику. Этот один из самых удивительных кораблей в мире был, между прочим, первым судном, прошедшим через Панамский канал.

В 1935 году «Фрам» установили на берегу в Бюгденесе и выстроили над ним дом. Таким образом, этот корабль стал музеем экспедиции, открывшей новую эпоху в истории полярных исследований.

Музей «Фрама» в Осло
Музей «Фрама» в Осло

Путешествие на «Фраме» 1893–1896 гг.

Идея построить судно, пригодное для плавания во льдах, возникла у Фритьофа Нансена в 80-х годах XIX века. В то время область вокруг Северного полюса Земли оставалась одним из последних мест, куда не ступала нога человека. Нансен решил добраться до «макушки» Земли «верхом на льдине». Он верил, что в Арктике существует мощное течение, которое несёт огромные массы льда от побережья Евразии через Северный полюс к Гренландии.

Исследователь предложил построить судно, на котором можно попасть в ледовый поток и двигаться вместе с ним, пока корабль не окажется рядом с полюсом. Нансен решил построить корабль с максимально округлым днищем и бортами, похожий на половинку грецкого ореха. При такой конструкции корпуса, оказавшись зажатым ледяными торосами, судно уцелеет: давление льда вытолкнет его на поверхность замёрзшего моря. Весной лёд под кораблём растает, и он вновь опустится на воду.

Как писал сам Нансен в своей книге «Фрам», чтобы «напирающие на него льды не получали точки опоры и не могли его раздавить», корабль должен быть небольшим и лёгким, иначе силы сжатия не хватит, чтобы вытолкнуть его на поверхность ледяного поля. И, конечно, судно должно быть как можно более прочным. Интересно, что норвежскому исследователю, как это часто бывало в истории цивилизации, пришлось повторно «изобретать» форму судна, некогда хорошо известную восточным соседям норвежцев — поморам.

Строительство «Фрама» началось в июне 1891 года на верфи норвежского города Хортен. Нансен решил, что корабль будет построен из дерева. В качестве основного строительного материала была выбрана древесина итальянского дуба.

26 октября 1892 года шхуну спустили на воду. Длина «Фрама» составляла 39 метров, ширина — 10,4 м, глубина трюма — 5,25 метров, максимальное водоизмещение — 800 тонн. Шхуну приводили в движение паровая машина мощностью 220 лошадиных сил и паруса общей площадью 600 квадратных метров.
«Фрам» стал первым судном, спроектированным и построенным специально для экспедиций в высоких широтах.

«Фрам» вышел в море 24 июня 1893 года с пятилетним запасом провианта и топлива. Капитаном назначили Отто Свердрупа, руководил экспедицией сам Нансен. Всего на борту было 12 человек. Нансен рассчитывал до начала арктической зимы обогнуть самую северную точку материковой Евразии — мыс Челюскин — и выйти в море Лаптевых. Там шхуну должен был подхватить ледовый поток и понести её к Северному полюсу. Очень скоро выяснилось, что «Фрам» плохо подходит для плавания по свободному ото льда морю. Из-за малой осадки и округлых бортов судно так сильно раскачивалось, что даже опытные моряки страдали от морской болезни.

«Фрам» легко маневрировал между торосами и проходил через извилистые трещины между замёрзшими глыбами. Качка полностью прекратилась. 27 июля 1893 года Нансен писал в своём дневнике: «Уже при этой первой схватке со льдами поняли мы, какое превосходное ледовое судно «Фрам». Вести его сквозь тяжёлые льды — истинное наслаждение. Его можно вертеть и поворачивать, как «колобок на блюдце». Не было такого извилистого и тесного прохода, через который нельзя было бы провести «Фрам». Согласно первоначальному плану экспедиция должна была дойти до 80-го градуса северной широты северо-восточнее мыса Челюскин, но шхуна попала в сплошное ледяное поле уже на 78 градусе.

Экспедиция Нансена 1893–1896 гг.
Экспедиция Нансена 1893–1896 гг.

5 октября «Фрам» был окружён льдами, и Нансен объявил начало дрейфа. Теперь шхуна не могла идти самостоятельно, она двигалась только вместе со льдом. Как и предполагалось, судно выдержало сжатие, давление льда вытолкнуло его целым и невредимым на поверхность ледяного поля.

25 октября началась полярная ночь. Главными врагами путешественников стали скука и безделье. Во время плавания экипаж был занят управлением судном, но теперь «Фрам» вмёрз в лед, и морякам оставалось только ждать, куда их вынесет течение.

К маю 1894 года судно пересекло только 81 градус северной широты. Изучив направление и скорость течения, Нансен рассчитал, что «Фрам» в начале 1895 года пройдёт более чем в 700 километрах от Северного полюса. Дальше корабль начнёт от него удаляться. Нансен решил вместе с ещё одним человеком покинуть шхуну и на собачьих упряжках попытаться добраться до полюса.

Поход начался 14 марта 1895 года. Нансена сопровождал кочегар и метеоролог «Фрама» Ялмар Йохансен. Шхуну от полюса в этот момент отделяли 780 километров. Поход был очень тяжёлым. Постоянно дул сильный встречный ветер, температура не поднималась выше минус 30 градусов Цельсия.
Наконец, Нансен понял, что до полюса им не добраться, и 8 апреля решил повернуть обратно. До цели оставалось 400 километров. Нансен не знал, насколько далеко течение унесло «Фрам» за месяц. Найти шхуну наугад было невозможно, поэтому он решил идти на острова Земли Франца-Иосифа. Там Нансен и Йохансен провели зиму 1895–1896 годов. Холода путешественники пережили в землянке, обложенной камнями и плотным снегом.

21 мая 1896 года они направились в сторону архипелага Шпицберген, где были норвежские поселения.

17 июня Нансен и Йохансен встретились с английским полярником Фредериком Джексоном, который со своей экспедицией исследовал архипелаг Земля Франца-Иосифа. Неприятной новостью для норвежцев стало то, что уже два года не поступало никаких известий о «Фраме». Нансен считал, что корабль уже должен был выйти на открытую воду и вернуться своим ходом в Норвегию. Джексон был уверен, что «Фрам» погиб во льдах.

26 июля путешественников взяла на борт яхта «Виндвард», и через три недели Нансен и Йохансен вернулись в Норвегию. Сразу после прибытия полярники направили телеграмму премьер-министру страны, в которой заверили его, что «Фрам» вернётся на родину уже в текущем году. Спустя две недели шхуна действительно вошла в норвежский порт Скьёрвё. «Фрам» с честью выдержал почти три года ледового плена.

Экспедиция доказала, что в районе Северного полюса отсутствует суша, установив взамен существование океанского бассейна. Нансен открыл, что в дрейфе паковых льдов огромную роль играет сила Кориолиса, обусловленная вращением Земли. На основании анализа результатов экспедиции в 1902 году Нансен вывел два простых правила, описывающих скорость и направление дрейфа льда, известных как «правила Нансена» и получивших широкое практическое применение в полярных экспедициях XX века. Кроме того, Нансен впервые подробно описал процесс роста и таяния паковых льдов.

Плавание на «Викинге» и первые открытия в зоологии и океанографии

Плавание на «Викинге» и первые открытия в зоологии и океанографии

Учитель математики, обводя глазами класс, с довольной улыбкой произнес: «Задачка, которую я вчера вам задал, была не из легких. Среди вас нашелся один ученик, который решил ее не только арифметическим, но и алгебраическим способом. Если он бросит свои проказы и возьмется за ум, из него может получиться отличный математик. Это Фритьоф Нансен!»

Но после окончания школы Нансен выбрал зоологию. Главной причиной было то, что «по юношеской неопытности он думал, что изучение зоологии связано с постоянным пребыванием среди природы — в отличие от химии и физики, к которым чувствовал особое влечение». Позже Фритьоф Нансен не раз сожалел о своем выборе. Однако именно зоология стала той тропинкой, которая вывела его на широкую дорогу науки.

В 1882 году Фритьоф Нансен принял участие в плавании по Северному Ледовитому океану на зверобойном судне «Викинг». Плавание, длившееся четыре с лишним месяца, стало для Нансена точкой отсчета его будущей судьбы — судьбы полярного исследователя. В ходе плавания он занимался изучением животного мира Арктики. Если не было штормов, Нансен усердно занимался сбором научных данных: измерял температуру морской воды на разных глубинах. В результате он опроверг теорию шведского физика Э. Эдлунда, утверждавшего, что морской лёд формируется на глубинах около 100 м, куда опускается с поверхности переохлаждённая вода. Во время этого плавания Нансен предположил, что существует постоянный дрейф льда, который может быть использован для экспедиции в Северный Ледовитый океан.

Нансену удалось сделать важное открытие. Он обнаружил буроватый налёт на многолетнем льду и выяснил, что он состоит из пыли и комочков ила. Взятые им пробы были исследованы только в 1888 году и показали содержание минеральных вкраплений, гумуса и частичек лишайников, вероятно, происходивших из Сибири. Были найдены и диатомеи, что ещё больше убеждало Нансена в том, что между северным побережьем Сибири и восточным побережьем Гренландии существует течение.

После возвращения из плавания на «Викинге» Нансену была предложена работа в естественно-научном музее в Бергене. За первую крупную научную работу «Материалы к анатомии и гистологии мизостом», опубликованную в 1885 году, Нансен был удостоен Большой золотой медали. А в 1886 году была опубликована его вторая крупная работа — «Структура и связь гистологических элементов центральной нервной системы».

«Я тоскую, и желание испытать что-нибудь новое, путешествовать не дает мне покоя. 0но волнует меня, это желание, и его так трудно подавить. Лучшим лекарством против таких приступов является работа».

Нансен измеряет глубоководную температуру, 12 июля 1894 года
Нансен измеряет глубоководную температуру, 12 июля 1894 года

Миссия Фритьофа Нансена по спасению голодающих Поволжья

Неурожай в 1920 году и страшная засуха на Волге в 1921 году создали катастрофическое положение в России. Надвигался голод. В июле 1921 года за помощью к мировому сообществу обратился писатель Максим Горький. Он разослал телеграммы ряду общественных деятелей Европы с призывом о помощи. Международная конференция представителей Красного Креста, состоявшаяся в августе 1921 года в Женеве, предложила Нансену взять на себя руководство международной кампанией по оказанию помощи голодающим в России.

Нансен, на которого выступление Горького произвело большое впечатление, с присущей ему настойчивостью взялся за дело. Лига Наций отказала исследователю в поддержке его плана помощи голодающим в России, но он не сдался, а развернул крупную кампанию по сбору частных средств. Поставки продовольствия в голодающие районы России были налажены. Нансеновская миссия действовала с сентября 1921 года по август 1923 года и спасла от голодной смерти 6,4 млн детей и 400 тыс. взрослых.

В декабре 1922 года Нансену была присуждена Нобелевская премия мира. Часть полученных денег он израсходовал на создание в России двух показательных сельскохозяйственных станций. В 1927 году советское правительство создало на базе этих станций два крупных совхоза. Один из них — на Днепре — получил имя Нансена.

Миссия Нансена по спасению голодающих Поволжья
Миссия Нансена по спасению голодающих Поволжья

«Дух армянского народа невозможно сломить никакими бедствиями и гонениями»

В 1924 году Нансен получил поручение Лиги Наций заняться армянскими беженцами. Однако ещё до этого, на первой сессии Лиги, Нансен предложил принять Армению в ряды стран-членов, подчеркнув, что армяне как никогда нуждаются в помощи. В июне 1925 года Нансен приехал в советскую Армению. Здесь он занимался изучением возможностей размещения беженцев, покинувших в своё время из-за геноцида турецкую Армению и рассеянных по разным странам. В сотрудничестве с советскими властями Нансен разработал план, по которому в течение двух-трёх лет предполагалось переселить около 50 тысяч беженцев.

Дух армянского народа невозможно сломить никакими бедствиями и гонениями»

Нансен активно посещал лагеря беженцев — в том числе в Египте, а после поездки по Армении он предложил Лиге Наций финансировать орошение 36 тыс. га земель (360 км²), что позволило бы разместить и обеспечить работой 15 тысяч человек. Этот план провалился, однако Нансен с тех пор стал одним из героев армянского народа. Всего он спас от геноцида около 320 тыс. человек, которые в дальнейшем по нансеновским паспортам смогли получить убежища в различных странах, в том числе в Сирии.

«Международная защита» по делам беженцев

Фритьоф Нансен — учёный, бесстрашный полярник, уважаемый дипломат — стал во многом новатором. Он был первым Верховным комиссаром по делам беженцев, назначенным Лигой Наций, и в этом качестве сделал очень многое для защиты беженцев на международном уровне. Сейчас беженцы имеют особый статус, дающий им право на «международную защиту» принимающей страны. Основу этой системы заложил Фритьоф Нансен. Он инициировал первые юридические соглашения, которые впоследствии легли в основу Конвенции о статусе беженцев 1951 года и определили работу Верховного комиссара ООН по делам беженцев.

Работе Нансена по репатриации беженцев препятствовало отсутствие у большинства из них как документальных свидетельств происхождения или гражданства, так и юридического статуса в стране пребывания. Ученый предложил идею так называемого «нансеновского паспорта» — удостоверения личности для людей, лишившихся гражданства. В начале 1920-х годов нансеновские паспорта признавали более 50 правительств. Это позволяло беженцам на законном основании пересекать границы, искать работу и т. п.
Среди обладателей нансеновского паспорта были и всемирно известные деятели, например Марк Шагал, Игорь Стравинский, Анна Павлова. Изначально паспорт Нансена предназначался только для русских эмигрантов, но со временем стал выдаваться и другим группам беженцев.

«Международная защита» по делам беженцев

Гуманитарная работа Нансена ценна и сегодня. С 1954 года Верховный комиссар ООН по делам беженцев ежегодно присуждает премию Нансена отдельным лицам и организациям за выдающийся вклад в дело защиты беженцев.

Письмо М. Горького

Глубокоуважаемый г-н Нансен!

У меня к Вам большая просьба, я прошу Вас написать биографию Христофора Колумба, ибо необходимо создать такую биографию для детей, и я уверен, что никто не сделает это лучше, чем Вы.

Я настоятельно прошу Вас взяться за эту работу. Вы видите жизнь такими ясными и чистыми глазами, Вы — человек непоколебимого мужества. Вы должны посвятить часть своего таланта и своей души детям, чья драгоценная жизнь в эти дни всеобщего зверства подвергается опасности быть исковерканной трагедией войны.

Война разразилась по нашей вине, по вине взрослых людей, не правда ли? А жизнь принадлежит детям, этим прекрасным цветам Земли. Нужно рассказать детям о жизни великих людей человечества, о тех, кто любил прекрасные, благородные поступки и стремился к достижению своих возвышенных целей.

Я прошу Вас принять мое предложение и сообщить мне, какие условия Вам подойдут. Примите, Милостивый Государь, мой привет и уважение.

М. Горький

Письмо Ф. Нансена

Несмотря на беззаветную преданность Нансена своему делу, многие европейские правительства скептически отнеслись к его намерениям оказать помощь России. Не получив поддержки от государств, Нансен обратился к частным организациям со следующими словами.

«Сотни тысяч русских детей умирают от голода, и миллионы ждет та же участь. Я убежден, что только активные и немедленные действия могут спасти их, и прошу международный союз „Спасите детей“ призвать мужчин и женщин, и особенно детей, отдать все, что они могут собрать, чтобы спасти голодающих детей в России. Никогда в мировой истории помощь не была так отчаянно необходима. На счету каждая минута».

Голод в России. Раздача супа детям в Саратове, 1922 г.
Голод в России. Раздача супа детям в Саратове, 1922 г.

Речь Ф. Нансена

30 сентября 1921 года Фритьоф Нансен высказался о трудностях, которые коснулись сбора даже частных пожертвований для помощи голодающим Поволжья. Он горячо говорил о своем положении.

«Я твердо верю, что к окончанию этого собрания будет принято решение, которое позволит нам обуздать это бедствие. Тем не менее нам необходимо очень торопиться, потому что с севера бесшумно приближается русская зима. Вскоре реки в России замерзнут, а дороги будут завалены снегом. Позволим ли мы, чтобы зима навсегда заставила замолчать 3 миллиона голосов, взывающих о помощи? Время еще есть, хотя его очень мало. Представьте, что будет, когда установится русская зима, попытайтесь представить, что значит остаться без еды; сотни тысяч мужчин, женщин и детей будут идти по пустынной земле в поисках еды, пока не упадут замертво на снег. Попытаемся понять, что это значит; если вам когда-либо случалось познать голод и сражаться с ним, противостоять жесткой зиме, вы поймете, к чему это может привести, и тогда вы поймете их положение. Я уверен, что вы не можете просто спокойно сидеть и отвечать, что вам жаль и вы не можете помочь. Во имя человечества, во имя всего благодарного и святого для вас, я обращаюсь к вам, к тем, у кого есть жены и дети, чтобы вы пересмотрели свою позицию и помогли этим женщинам и детям не умереть от голода. Я настоятельно призываю правительства, особенно в Европе, власти всего мира помочь пострадавшим. Спешите действовать, пока еще не слишком поздно раскаиваться».

Первый большой прыжок

Первый большой прыжок

Детство Фритьофа Нансена проходило в тесном общении с природой. В лесах он гонялся за белками и играл в индейцев, в речке купался и ловил рыбу. Зимой излюбленным занятием мальчика был бег на лыжах. Сначала это были переделанные старые лыжи его сестер — вдобавок неодинаковой величины. Через несколько лет знакомый типографщик подарил ему новые, из ясеня, да еще покрытые лаком. Эти лыжи прослужили Фритьофу десять лет. Именно на них он совершил первый большой прыжок, о котором впоследствии рассказывал следующее.

«В прежнее время происходили большие лыжные состязания на холме Хусебю. Мне с братом было запрещено бегать там. Но холм был виден из нашей усадьбы и искушал нас так долго, что мы, наконец, не выдержали. Сначала я скатился с середины холма, и дело шло отлично, но потом я увидел, как кто-то другой из мальчиков летит с размаху с самой вершины холма. Надо и мне! Я разбежался и, достигнув края, прыгнул — долго летел по воздуху и затем врезался лыжами в сугроб. Лыжи в те времена не привязывались к ногам, и вот... они остались в снегу, а я еще описал в воздухе дугу головой вперед и воткнулся в снег по пояс. На холме воцарилась тишина — мальчики думали, что я сломал себе шею. Но когда они увидели, что я начинаю барахтаться в снегу, стараясь выкарабкаться, поднялся всеобщий хохот.

Потом я участвовал в состязании на том же холме и получил приз. Но я не принес его домой. Я был сконфужен. Дело в том, что на этом состязании я впервые увидал лыжников из Телемаркена и понял, что я никуда не гожусь в сравнении с ними. Они не пользовались палками и с разбегу прыгали с края обрыва. Мне казалось, что это был единственный верный способ, и я знать не хотел ни о каком призе, пока не научусь тому же».

В 17 лет Фритьоф Нансен стал чемпионом Норвегии, а вскоре и чемпионом мира по скоростному бегу на коньках. А что касается лыж, ему на различных состязаниях по длительным лыжным пробегам удалось победить 12 раз подряд.

«Не отягчайте свой полёт мелочами, которые принято называть жизненными потребностями. Помните: утяжелив тело, мы укорачиваем крылья».

Спортивные победы Фритьофа Нансена

С детства Фритьоф Нансен увлекался бегом на лыжах, охотой, любил длительные пешие переходы. Лыжный спорт и охота, а также продолжительные походы с изнурительными маршрутами и долгим голоданием способствовали физическому развитию и выработали у Нансена неприхотливость и умение преодолевать любые трудности и лишения. С 15 лет он регулярно участвовал в лыжных соревнованиях. В 1877 году стал членом только что сформированного лыжного клуба Христиании и в этом же году занял 14 место на соревнованиях. В том же, 1877, году Нансен поставил мировой рекорд по гонкам на коньках, а в 1878 году в первый раз стал победителем национального чемпионата по лыжным гонкам. Всего он выиграл это состязание двенадцать раз.

Нансен на лыжах
Нансен на лыжах

Через Сибирь

Путешествие по Сибири произвело на Нансена огромное впечатление. Вернувшись домой, он выпустил книгу «Через Сибирь», в которой предсказал этому региону огромное будущее. Книга представляет интерес как для ученых, так и для любителей приключенческих романов. В ней Нансен описывает красоты северной природы, смешные случаи из жизни путешественников, рассказывает о спасения организатора проекта из лап белого медведя. Автор подробно живописует левый и правый берега Енисея, пишет о русском тарантасе, о жизни коренного населения Сибири.

Из книги Нансена «Через Сибирь»
Из книги Нансена «Через Сибирь»

«Фрам» в Полярном море

Увлекательное описание своего путешествия к Северному полюсу Нансен дал в замечательной книге «„Фрам“ в Полярном море», проявив себя как прекрасный литератор. Эту книгу он посвятил своей жене, «той, которая дала имя кораблю и имела мужество ждать». Эта книга — не просто дневник великого исследователя и путешественника, это откровенный рассказ человека, которому пришлось пройти испытания, полностью изменившие его.

Книга Фритьофа Нансена
Книга Фритьофа Нансена

Информация о памятнике

Памятник Фритьофу Нансену — норвежскому путешественнику, океанографу, общественному деятелю, лауреату Нобелевской премии мира за 1922 год — находится в Большом Левшинском переулке напротив здания Российского Красного креста.

Памятник изображает Нансена и стоящую рядом с ним истощенную девочку, держащую в руках хлеб. О монументе думали еще в 30-х годах прошлого столетия, но тогда этот проект так и не был реализован.

Авторами данной композиции стали Владимир Цигаль, известный скульптор-монументалист, народный художник СССР, и Евгений Розанов, народный архитектор СССР. Открытие памятника в 2004 году совпало с 85-летием скульптора, а также было приурочено к 100-летию установления дипломатических отношений между Россией и Норвегией.

Памятник Фритьофу Нансену в Москве
Памятник Фритьофу Нансену в Москве.
Архитекторы: Е. Г. Розанов, В. В. Лазарев.
Материалы: бронза, гранит.

Вклад Фритьофа Нансена в искусство

Одновременно с научными занятиями Нансен посвятил много времени литературе и искусству. Любимыми его писателями были Ибсен и Бьёрнстерне-Бьёрнсон; многие их произведения Нансен знал наизусть, как и поэму Тегнера «Фритьоф». Из композиторов ему особенно нравились Шуман и Шуберт, не считая, конечно, норвежских. Нансен чувствовал также большое влечение к рисованию и живописи. В Бергене он учился у художника Ширца, тогда уже почтенного старика, который считал Нансена настолько талантливым, что настойчиво уговаривал его бросить науку и посвятить себя живописи. Например, «Под парусами при лунном свете» — рисунок, сделанный по эскизу Фритьофа Нансена.

Под парусами при лунном свете
Под парусами при лунном свете

На крайнем Севере. Жизнь эскимосов

Фритьоф Нансен проявил не только художественный, но и литературный талант. Он описал одно из своих путешествий в книге «На лыжах через Гренландию». Кроме научных данных по физической географии Нансен привез материалы о жизни и быте эскимосов и использовал их впоследствии для создания книги «На крайнем Севере. Жизнь эскимосов». Это произведение, пронизанное человечностью и стремлением защитить права малых народов, стало страстным протестом против губительного воздействия европейцев на местное население Гренландии.

В своей книге Нансен описывает самобытную культуру, легенды и обычаи, общественную жизнь, методы охоты эскимосов и восхищается безграничной стойкостью этого народа. Взаимная помощь для них — первейшая общественная обязанность, немыслимо, чтобы кто-то жил в довольстве, а кто-то терпел нужду. Между ними почти никогда не возникает конфликтов. Примечательно, что в языке эскимосов нет бранных слов. Их жизнь полна опасностей и лишений, и все-таки они сохранили жизнерадостность.

Об этих двух книгах известный датский полярный исследователь Кнуд Расмуссен в 1930 году писал так: они «построены так художественно и цельно, так захватывают и проникнуты таким глубоким человечным духом, что подобные им едва ли имеются в арктической литературе».

Фритьоф Нансен «На крайнем Севере. Жизнь эскимосов»
Фритьоф Нансен «На крайнем Севере. Жизнь эскимосов»

Путешествие по Сибири

В 1913 году по приглашению русско-норвежского Сибирского акционерного общества Нансен принимает участие в экспедиции по изучению возможностей транспортных связей с Центральной Сибирью морским путём через Карское море. На пароходе «Коррект» Нансен проплыл из Норвегии к устью Енисея, на катере поднялся вверх по реке до Енисейска, отсюда добрался на лошадях до Красноярска, а потом по железной дороге проехал до Владивостока. На обратном пути Нансен посетил Петербург, где принял участие в обсуждении вопроса об оказании помощи экспедиции Г. Я. Седова.

В сухопутной части поездки по Сибири Нансена сопровождал Е. Д. Вурцель, в то время управляющий казёнными сибирскими железными дорогами. Он инспектировал строительство второй колеи Транссиба и говорил о необходимости повышения пропускной способности дороги.

Наличие водных путей в Сибири, по мнению Нансена, могло бы обеспечить сравнительно дешёвый провоз грузов до устья Енисея. Если бы удалось установить регулярное сообщение от устья Енисея в Европу и тем обеспечить более дешёвый вывоз сибирских товаров, это дало бы толчок дальнейшему торгово-промышленному развитию всей Центральной Сибири. Северный морской путь — мечта многих полярных путешественников, посвятивших жизни его открытию, — с началом строительства Транссибирской магистрали отчасти утратил значение.

Своим путешествием к устью Енисея Нансен доказал, что при наличии Транссиба Северный морской путь и реки создали бы систему транспорта, столь необходимую для обширной территории Сибири. Впоследствии так и случилось: Северный морской путь и Транссибирская магистраль стали осуществлять широтные магистральные связи, а речные пути, доставляя по назначению привезённые грузы, обеспечивали меридиональные связи с отдалёнными районами.

Путешествие по Сибири произвело огромное впечатление на Нансена.

Норвежского исследователя привлекала возможность познакомиться с народами, населявшими Сибирь. Сибиряки поразили Нансена и его попутчиков своим радушием. «Как это ни странно, в Сибири люди одинаково приветливы и ночью, и днём. Когда бы их ни разбудили, они одинаково радушно встречали нас и приглашали войти, и лошадей можно было получить во всякое время дня и ночи». Он вспоминал, как трудно в Норвегии достать лошадей ночью, как часто встречал кислые мины, когда спешил куда-нибудь, а ведь в Норвегии ночная езда не так опасна, как в Сибири, «где бродит столько ненадёжного люда». И ещё одно наблюдение: «Здесь не торопятся; в Сибири времени у всех и всегда вдоволь, как и всего прочего, здешние жители могут считать себя счастливыми, что не знают нервной спешки, которой страдает вся Европа». Пейзажи Сибири вызывали неподдельное восхищение путешественников. Они задавались вопросом, почему «эти необозримые пространства с их реками и туземцами никогда так не пленяли детской фантазии, как девственные леса Америки с её краснокожими... Не потому ли, что леса Сибири ещё не нашли своего Купера?»

Нансен признавался в любви к Сибири: «Я полюбил эту огромную страну, раскинувшуюся вширь и вдаль, как море, от Урала до Тихого океана, с её обширными равнинами и горами, с замёрзшими берегами Ледовитого океана, пустынным привольем тундры и таинственными дебрями тайги, волнистыми степями, синеющими лесистыми горами и вкрапленными в эти безграничные пространства кучками людей».

Путешествие Нансена по Енисею
Путешествие Нансена по Енисею

Детство Нансена

Фритьоф Нансен родился 10 октября 1861 года в усадьбе Стуре-Фрёен, находившейся недалеко от столицы Норвегии Христиании (сегодня Осло). Его отец был заурядным юристом со сравнительно скромной практикой, совершенно лишенным интереса к спорту и путешествиям. В то же время мать, умная и энергичная женщина, в молодости очень любила лыжи.

Основные черты характера — энергию и настойчивость, силу воли и несокрушимое чувство долга — Нансен унаследовал именно от нее. Но и от отца он перенял не менее важную черту: прилежание и чрезвычайную тщательность в разработке каждой идеи, ту педантичность, которая в дальнейшем составляла сильнейшую сторону всех его планов. Хотя семья Нансенов не испытывала материального недостатка, дети воспитывались в скоромности и простоте и не были приучены к излишествам и праздности.

Маленький Фритьоф увлекался бегом на лыжах, охотой, любил длительные пешие походы. Он оставался спортсменом и охотником всю жизнь.

Фритьоф Нансен в возрасте 4 лет
Фритьоф Нансен в возрасте 4 лет

На пути к Северному полюсу

В 1895 году Нансен на пути к Северному полюсу достигает 86° 14′ с. ш.

Используя естественное течение Северного Ледовитого океана с востока на запад, норвежский исследователь пытался достичь географического Северного полюса. Он вморозил свой корабль «Фрам» в паковые льды, чтобы дождаться, когда дрейф унесет его к полюсу.

Однако скорость и неустойчивый характер дрейфа не удовлетворяли запросам, и через полтора года Нансен и его лучший друг Ялмар Йохансен пересели с корабля на упряжку саней с собаками и направились к Северному полюсу. Они не добрались до него, но сумели достигнуть рекордной северной широты 86° 14′, долго отступая потом по льду и воде, чтобы выйти к безопасному месту на Земле Франца-Иосифа. А «Фрам» продолжил дрейф на запад и достиг северной части Атлантического океана.

«Фрам»
«Фрам»

Посол Норвегии в Соединенном Королевстве Великобритании

С установлением норвежской монархии Нансен был назначен послом в Лондон и стал видной фигурой в дипломатических кругах. В мае 1906 года он вручил верительные грамоты королю Эдуарду VII и скоро стал его близким другом. Нансен часто встречался с самыми влиятельными людьми.

В ноябре 1907 года он получил несколько телеграмм о серьезной болезни жены и немедленно покинул Англию. Несмотря на все уговоры Эдварда VII, Нансен решил оставить должность посла. Во время государственного визита короля в Норвегию в мае 1908 года он официально вручил Нансену отзывную грамоту. Так его дипломатическая работа завершилась.

«Фритьоф Нансен – посол Норвегии в Лондоне
Фритьоф Нансен – посол Норвегии в Лондоне

Участие Нансена в Лиги Наций

С годами Нансен стал больше интересоваться взаимоотношениями между странами и людьми. Первая мировая война вызвала у него отвращение к бессмысленной резне. Познакомившись с речью американского президента Вильсона, так называемыми «Четырнадцатью пунктами Вильсона», Нансен стал членом норвежской «Организации содействия Лиге Наций» и был назначен ее председателем. В 1919 г. состоялась Парижская мирная конференция, где начали говорить о Лиге Наций, которая могла бы гарантировать мир. Нансен принял в ней участие. Ученый видел в учреждении Лиги Наций новую надежду для человечества, однако в Париже он был всего лишь одним из многочисленных активистов и гуманистов.

Фритьоф Нансен в своем кабинете
Фритьоф Нансен в своем кабинете

Нобелевская премия мира

Находясь в Швейцарии на Лозаннской конференции, Нансен получил известие о присуждении ему Нобелевской премии мира. По воспоминаниям дочери Лив, он понятия не имел, что правительства Дании и Норвегии выставили его кандидатуру — прежде всего за заслуги в деле репатриации военнопленных и помощь голодающим в России, а также за вклад, который он внёс своей деятельностью в достижение взаимопонимания между народами и налаживание мирных отношений между странами.

Золотая медаль Нобелевской премии
Золотая медаль Нобелевской премии

Обучение в Италии

В 1886 г. Нансен побывал в Италии. Первым делом он отправился в город Павию к профессору Камилло Гольджи — учиться новым методам окраски микроскопических препаратов нервной ткани. Затем Нансен переехал в Неаполь, на морскую биологическую станцию Антона Дорна, чтобы исследовать морских животных.

Биологическая станция Антона Дорна
Биологическая станция Антона Дорна

Деятельность Нансена в Турции

После греко-турецкой войны 1919–1922 годов Нансен отправился в Стамбул, чтобы обсудить вопрос переселения сотен тысяч этнических греков, бежавших из Турции после провала греческой интервенции. Греция была не в состоянии принять их. Нансену удалось разработать схему обмена населением, по которой полмиллиона турок с территории Балкан были возвращены в малоазиатскую Турцию. Денежные пожертвования позволили обеспечить компенсацию их имущественных потерь; они же позволили найти на родине работу и жильё репатриированным грекам. Несмотря на многочисленные разногласия по финансовым вопросам, план в основном был претворён в жизнь.

Гуманитарная деятельность Нансена
Гуманитарная деятельность Нансена

Путешествие на Шпицберген

1 мая 1908 года Нансен оставил преподавание зоологии и стал профессором океанографии. С 1910 по 1914 год он принимал участие в океанографических экспедициях. В 1910 году совершил путешествие в Северную Атлантику на канонерской лодке «Фритхоф». В 1912 году он отправился на своей яхте Веслемёй на Медвежий остров и на Шпицберген, чтобы провести исследования течений и солености морской воды на разных глубинах. Для этой цели еще в 1910 году ученый разработал специальный контейнер для отбора проб, который позже стал известен как бутылка Нансена и обычно использовался в качестве стандартного инструмента до 1980-х годов.

Бутылка Нансена
Бутылка Нансена

Помощь армянским беженцам

В 1925 г. Нансен совершил путешествие в Армению и на Кавказ.

Начиная с 1925 г., Нансен много времени уделял помощи армянским беженцам. Его целью было создание национального дома для этих беженцев в пределах Советской Армении.

После посещения Армении Нансен представил Ассамблее скромный план орошения 360 квадратных километров, на котором можно было бы расселить 15 000 беженцев. План в конечном итоге провалился, потому что даже при неустанной защите Нансена денег для финансирования схемы не было. Несмотря на эту неудачу, его репутация среди армянского народа остается высокой.

Нансен написал книгу «Армения и Ближний Восток», в которой он описывает тяжелое положение армян после потери независимости Советским Союзом. Книга переведена на многие языки.

Благотворительная работа Нансена в Армении
Благотворительная работа Нансена в Армении